Деятельность органов государственной власти по профилактике преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних (на примере ОП ¦ 7 УМВД России по городу Екатеринбургу) — страница 67-74

Список литературы

  1. Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20.11.1989) (вступила в силу для СССР 15.09.1990) // Сборник международных договоров СССР, выпуск XLVI, 1993.
  2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // Собрание законодательства РФ, 26.01.2009, N 4, ст. 445.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 30.11.2011) // Собрание законодательства РФ, 05.12.1994, N 32, ст. 3301.
  4. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 30.11.2011) // Собрание законодательства РФ, 01.01.1996, N 1, ст. 16.
  5. Федеральный закон от 16.04.2001 N 44-ФЗ (ред. от 03.12.2011) «О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей» // Собрание законодательства РФ, 23.04.2001, N 17, ст. 1643.
  6. Федеральный закон от 21.12.1996 N 159-ФЗ (ред. от 17.12.2009) «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» // Собрание законодательства РФ, 23.12.1996, N 52, ст. 5880.
  7. Федеральный закон от 24.06.1999 N 120-ФЗ (ред. от 03.12.2011) «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» // Собрание законодательства РФ, 28.06.1999, N 26, ст. 3177.
  8. Федеральный закон от 24.07.1998 N 124-ФЗ (ред. от 03.12.2011) «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ, 03.08.1998, N 31, ст. 3802.
  9. Указ Президента РФ от 26.03.2008 N 404 «О создании Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации» // Собрание законодательства РФ, 31.03.2008, N 13, ст. 1254.
  10. Постановление Правительства РФ от 06.05.2006 N 272 (ред. от 26.05.2011) «О Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав» (вместе с «Положением о Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав») // Собрание законодательства РФ, 08.05.2006, N 19, ст. 2093
  11. Постановление Правительства РФ от 14.02.2000 N 124 (ред. от 05.06.2007) «Об утверждении Положения о зачислении несовершеннолетних граждан Российской Федерации в качестве воспитанников в воинские части и обеспечении их необходимыми видами довольствия» // Собрание законодательства РФ, 21.02.2000, N 8, ст. 962.
  12. Постановление Правительства РФ от 14.02.2000 N 124 (ред. от 05.06.2007) «Об утверждении Положения о зачислении несовершеннолетних граждан Российской Федерации в качестве воспитанников в воинские части и обеспечении их необходимыми видами довольствия» // Собрание законодательства РФ, 21.02.2000, N 8, ст. 962.
  13. Постановление Правительства РФ от 21.03.2007 N 172 (ред. от 12.02.2011) «О федеральной целевой программе «Дети России» на 2007 — 2010 годы» // Собрание законодательства РФ, 02.04.2007, N 14, ст. 1688.
  14. Постановление Правительства РФ от 27.11.2000 N 896 (ред. от 10.03.2009) «Об утверждении Примерных положений о специализированных учреждениях для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации» (вместе с «Примерным положением о социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних», «Примерным положением о социальном приюте для детей», «Примерным положением о центре помощи детям, оставшимся без попечения родителей») // Собрание законодательства РФ, 04.12.2000, N 49, ст. 4822.
  15. Постановление Минтруда РФ от 19.07.2000 N 53 (ред. от 24.11.2008) «Об утверждении Методических рекомендаций по организации деятельности государственного (муниципального) учреждения «Центр психолого-педагогической помощи населению» // Бюллетень Минтруда РФ, N 8, 2000.
  16. Постановление Минтруда РФ от 19.07.2000 N 54 (ред. от 24.11.2008) «Об утверждении Методических рекомендаций по организации деятельности государственного (муниципального) учреждения «Центр экстренной психологической помощи по телефону» // Бюллетень Минтруда РФ, N 8, 2000.
  17. Постановление мэра Северодвинска от 14.09.2009 N 254 «Об утверждении муниципальной долгосрочной целевой программы «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» на 2010 — 2012 годы» // Бюллетень нормативно-правовых актов «Вполне официально», N 26, 19.10.2009.
  18. Постановление Правительства Москвы от 06.04.2010 N 269-ПП «О Городской межведомственной программе «Дети улиц» на 2010-2012 гг.» // Вестник Мэра и Правительства Москвы, N 22, 20.04.2010.
  19. Постановление Правительства Пензенской обл. от 18.11.2010 N 753-пП (ред. от 14.09.2011) «Об утверждении долгосрочной целевой программы Пензенской области «Профилактика правонарушений в Пензенской области на 2011 — 2013 годы» // Пензенские губернские ведомости, 03.12.2010, N 103, с. 1.
  20. Областной закон от 28.11.2001 N 58-ОЗ (ред. от 25.03.2011) «О профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в Свердловской области» (принят Областной Думой Законодательного Собрания Свердловской области 13.11.2001) (подтвержден Областной Думой Законодательного Собрания Свердловской области 20.11.2001) // Собрание законодательства Свердловской области, 08.01.2002, N 12, ст. 1303.
  21. Распоряжение Комитета по молодежной политике и взаимодействию с общественными организациями Правительства Санкт-Петербурга от 15.12.2009 N 56-р «Об утверждении Плана мероприятий в области профилактики правонарушений несовершеннолетних и молодежи в Санкт-Петербурге в 2010 году» // http://www.gov.spb.ru/Document/1282303363.doc
  22. Постановление Правительства Свердловской области от 24.01.2006 N 68-ПП (ред. от 04.09.2008) «Об утверждении положения о территориальной комиссии Октябрьского района города Екатеринбурга по делам несовершеннолетних и защите их прав и ее состава» // Собрание законодательства Свердловской области, 15.03.2006, N 1-2 (2006), ст. 82.
  23. Распоряжение Правительства Тюменской области от 13.08.2007 N 682-рп (ред. от 18.07.2008) «О проведении в Тюменской области Года семьи» // http://law.admtyumen.ru/noframe/law?d&nd=966314844&prevDoc=966315444
  24. Акбаров Н.Г. Состояние и тенденции преступности несовершеннолетних: региональные проблемы борьбы и профилактики. Казань, 1999.
  25. Антонов А.И., Лебедь О.Л. Несовершеннолетние преступники: кто они? // Социол. исслед. 2003. N 4.
  26. Беженцев А.А. Правовое регулирование и организация деятельности инспекторов по делам несовершеннолетних органов внутренних дел, закрепленных за образовательными учреждениями: Монография. Общество «Знание» Санкт-Петербурга и Ленинградской области. СПб., 2009.
  27. Беженцев А.А. Социальная природа и основные причины безнадзорности и правонарушений лиц, не достигших совершеннолетия // Социальное и пенсионное право. 2011. N 1.
  28. Будякова Т.П. Несовершеннолетний преступник как особая жертва // Вопросы ювенальной юстиции, 2011, N 4.
  29. Булатов Р.М., Шеслер А.В. Криминогенные городские территориальные подростково-молодежные группировки. Казань, 1994.
  30. Гилинский Я.И. Понятие преступности в современной криминологии // Труды Санкт-петербургского юридического института Генеральной прокуратуры РФ. — СПб., 2001. № 3.
  31. Голубничая, Л.С. Некоторые аспекты семейного неблагополучия и преступность несовершеннолетних // Академический журнал Западной Сибири. – 2007. – № 4.
  32. Голубничая, Л.С., Широков, В.А. Деформации нравственного и правового сознания подростков, как причина преступности несовершеннолетних (на примере разных возрастных групп) // Российский криминологический взгляд. 2008. – № 1.
  33. Дети улицы. Образование и социальная адаптация беспризорных детей: Доклад. М.; СПб.: Интеллект-Центр, 2001.
  34. Дети, молодежь и преступность: Материалы Двенадцатого Конгресса ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию. Сальвадор, Бразилия, 2010.
  35. Долгова А.И. Криминология: Краткий учебный курс. М., 2001.
  36. Долгова А.И. Некоторые вопросы диалетики познания преступности и ее причин // Методические проблемы изучения преступности и ее причин. — М., 1986.
  37. Дорошенко О.М. Административно-правовое регулирование деятельности подразделений по профилактике правонарушений несовершеннолетних // Административное и муниципальное право. 2010. N. 4.
  38. Дрыженко Д. Б. Профилактика преступлений несовершеннолетних. Уголовно-правовой и криминологический аспекты: Дис. … канд. юрид. наук: -Челябинск, 2004.
  39. Жиляева С.К. Проблемные вопросы профилактики преступности несовершеннолетних // Российский следователь. 2010. N 1.
  40. Ковалева А.И. Концепция социализации молодежи: нормы, отклонения, социальная траектория // Социол. исслед. 2003. N 6.
  41. Криминальная ситуация в Российской Федерации и ее тенденции. М., 2009.
  42. Леженникова И.М. Участие социальных работников при судах в процессе отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (история и современность) // Администратор суда. 2010. N 2.
  43. Лобова Е.Н. Преступность несовершеннолетних и вопросы освобождения их от уголовной ответственности // Российский следователь, 2009, N 7.
  44. Магомедов Д.Б. К вопросу о социально-педагогических аспектах профилактики преступлений среди молодежи // Российский следователь, 2008, N 10.
  45. Махов Ф.С. Жить без проступков и правонарушений. М., 2006.
  46. Миньковский Г.М. Взаимодействие школы и правоохранительных органов в предупреждении и коррекции правонарушающего поведения учащихся // Вопросы профилактики отклоняющегося поведения несовершеннолетних. Ташкент, 1983.
  47. Миронова Е.О. Направления, формы и методы профилактики детской безнадзорности и беспризорности // Педагогическое образование и наука. 2007. N 3.
  48. Мищик Л.И., Гапон Ю.А. О социально-педагогической концепции воспитания. М., 1991.
  49. Мудрая И.Е. О проблемных вопросах предупреждения безнадзорности и правонарушения несовершеннолетних и путях их решения // Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних: Материалы семинара-совещания МВД России (24 — 26 ноября 2006 г., Белгород). М.: ВНИИ МВД России, 2007.
  50. Невский С.А. Деятельность органов внутренних дел по профилактике правонарушений несовершеннолетних // Проблемы развития ювенальной юстиции: взаимодействие федерального и регионального уровней. Орехово-Зуево, 2009.
  51. Номоконов В.А. Преступное поведение: детерминизм и ответственность. -Владивосток: Изд-во Дальневосточного ун-та, 1989.
  52. Номоконов В.А. Преступное поведение: механизм, детерминации, ответственность. Автореферат дисс…докт.юрид.наук. — М., 1991. С. 11.
  53. Общие сведения о состоянии преступности // http://www.mvd.ru/userfiles/sb_10_11.pdf
  54. Подласый И.П. Курс лекций по коррекционной педагогике. М., 2002.
  55. «Преступление и наказание» несовершеннолетних правонарушителей: Мнения населения и экспертов. По материалам конкретного социологического исследования подростковой преступности. СПб.: Центр независимых социологических исследований, 2004.
  56. Преступность и правонарушения (2005 — 2009). Статистический сборник. М., 2010.
  57. Простяков В.В. Психолого-криминологические условия профилактики девиантного поведения несовершеннолетнего // Юридическая психология. 2010. N 2.
  58. Распоряжение Губернатора Пермской области от 15.06.2004 N 330-р «Об организации семейных воспитательных групп в Пермской области» // http://www.prpc.ru/met_nko/portf_16.shtml
  59. Резолюция Круглого стола по проблемам применения ювенальных (примирительных) технологий в профилактической работе с несовершеннолетними в Красноярском крае (22 декабря 2010 г., г. Красноярск) // Вопросы ювенальной юстиции. 2011. N 2.
  60. Россия в цифрах. 2011: Крат.стат.сб./Росстат- M.,
  61. Рябухин С.Н. Детская безнадзорность и преступность несовершеннолетних как следствие социально-экономической трансформации Российского общества /Право и образование. — М., 2002. № 1.
  62. Савина Н.Н. Взгляд на проблему. О профилактике правонарушений и преступлений несовершеннолетних // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006. N 5. Ноябрь.
  63. Сахаров А.Б., Саркисов Г.С. Проблема преступности в современных условиях. — Ереван: Айастан, 1991. С. 65-66.
  64. Создание системы защиты детей от насилия и жестокого обращения: проблемы, опыт регионов. // www.oprt.tatar.ru/rus/file/pub/pub_54122.doc
  65. Таланов С.Л. Социологическое измерение проблемы профилактики преступлений несовершеннолетних в Ярославской области // В опросы ювенальной юстиции, №1 (33), 2011.
  66. Философский словарь / Под. ред. М.М. Розенталя и П.Ф. Юдина. — М., 1963.
  67. Шадрин Т. Детская жестокость: кто виноват? // http://www.newsinfo.ru/articles/2007-01-10/item/534884/
  68. Шипунова Т.В. Агрессия и насилие как элементы социокультурной реальности // Социологические исследования. 2002. N 4.

Деятельность органов государственной власти по профилактике преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних (на примере ОП ¦ 7 УМВД России по городу Екатеринбургу) — страница 64-66

Заключение

Последние годы (с 2005 по 2011 г.) характеризуются устойчивой тенденцией снижения количественных показателей преступности несовершеннолетних. Динамика последнего 2011 года позволяет говорить об устойчивости этой тенденции. Так за 9 месяцев 2011 года выявлено 54,4 тысячи несовершеннолетних преступников, что составило 6,2% от общего количества выявленных преступников, тогда как годом раньше удельный вес несовершеннолетних преступников составлял 6,5%.

Статистические сведения МВД России за 2010 г. свидетельствуют, что среди выявленных лиц, совершивших преступления, каждое пятнадцатый является несовершеннолетним. Несовершеннолетними является каждое десятое (10,4%) лицо, совершившее тяжкое преступление, каждое четвертое — совершившее вымогательство (25,0%), каждое пятое — неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (21,4%), каждое шестое — привлеченное за грабеж (16,7%) каждое восьмое — совершившее преступления в сфере компьютерной информации (13,1%).

Несмотря на то что в целом статистические данные органов внутренних дел и суда по итогам последних лет свидетельствуют об определенной стабилизации обстановки в сегменте совершения преступлений в подростковой среде, эталонными они не являются, и (в противовес снижению удельного веса преступлений и правонарушений, совершенных несовершеннолетними, общему уменьшению числа осужденных) некоторые показатели, а именно крайне высокая доля особо тяжких преступлений, групповых преступлений с участием совершеннолетних в качестве организаторов группы, свидетельствуют о необходимости активизации профилактической работы в сфере как первичной, так и рецидивной преступности не достигших восемнадцатилетия лиц.

Под профилактикой подразумевается целесообразное предупредительное воздействие на отдельных граждан, ведущих антиобщественный образ жизни, как в их собственных интересах, так и в интересах общества.

Профилактика правонарушений — совокупность организационных, правовых, экономических, социальных, демографических, воспитательных и иных мер по выявлению и устранению причин и условий совершения правонарушений или недопущению правонарушений.

В решении задач предупреждения преступлений и правонарушений несовершеннолетних принимают участие различные государственные органы, общественные организации, отдельные граждане. В многоуровневой системе предупреждения правонарушений среди несовершеннолетних, как показал анализ психолого-педагогической, юридической литературы, в качестве субъектов профилактики выступают комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, органы управления социальной защитой населения, органы управления образования, органы опеки и попечительства, органы по делам молодежи, органы управления здравоохранением, органы службы занятости, органы внутренних дел.

Основы правового регулирования деятельности по профилактике правонарушений несовершеннолетних установлены Федеральным законом № 120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Работа по профилактике безнадзорности, правонарушений и преступлений среди несовершеннолетних должна основываться на принципах демократизма, гуманного обращения с несовершеннолетними, поддержки семьи и взаимодействия с ней, индивидуального подхода к исправлению поведения с соблюдением конфиденциальности полученной информации, государственной поддержки деятельности органов местного самоуправления и общественных объединений по профилактике безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, обеспечения ответственности должностных лиц и граждан за нарушение прав и законных интересов несовершеннолетних.

Основными задачами программы профилактической работы среди несовершеннолетних являются:

  • предупреждение безнадзорности, беспризорности, правонарушений и антиобщественных действий несовершеннолетних, выявление и устранение причин и условий, способствующих этому;
  • обеспечение защиты прав и законных интересов несовершеннолетних;
  • социально-педагогическая реабилитация несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении, склонных к девиантному поведению;
  • выявление и пресечение случаев вовлечения несовершеннолетних в совершение преступлений и антиобщественных действий.

 

 

Деятельность органов государственной власти по профилактике преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних (на примере ОП ¦ 7 УМВД России по городу Екатеринбургу) — страница 62-63

Работа над указанными направлениями будет способствовать достижению следующих результатов:

  • преодолению педагогической запущенности подростков;
  • формированию у них интереса к избранной профессии;
  • воспитанию активной жизненной позиции;
  • вовлечению подростка в общественно-полезную деятельность;
  • направлению подростка к осознанным действиям посредством переключения его интересов (занятия спортом, туризмом, художественной самодеятельностью, компьютерные клубы, военно-патриотическая работа, интеллектуальные игры и другие виды деятельности);
  • участию подростков в органах ученического самоуправления;
  • работе в общественных организациях.

Таким образом, совместная воспитательно-профилактическая работа правоохранительных органов и государственно-общественных организаций по предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних направлена, прежде всего, на включение подростков в общественно-полезную деятельность в сфере труда и свободного времени.

Осуществляя действия по выявлению и устранению причин и условий, способствующих совершению правонарушений, они также стимулируют профилактическую деятельность государственно-общественных организаций, культурных и образовательных учреждений, которые решают частные задачи предупреждения правонарушений среди несовершеннолетних.

Поэтому в этом случае деятельность органов внутренних дел по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних рассматривается как открытая система, так как помимо внутренней интеграции структурных подразделений между собой важное значение приобретает и внешнее сотрудничество с другими учреждениями в процессе проведения профилактических мероприятий. Такое взаимодействие способствует повышению качества профилактики правонарушений среди несовершеннолетних, обеспечивает надежность и устойчивость системы органов внутренних дел в процессе жизнедеятельности[1].

Сотрудничество в процессе профилактической работы позволяет строить субъект-субъектные отношения между сотрудником системы профилактики и подростком. Участники взаимодействия совместно вырабатывают цели, содержание, дают анализ результатов совместной деятельности.

Таким образом, профилактические технологии способствуют реализации в системе деятельности внутренних дел по профилактике преступлений прогрессивных педагогических идей. По преобладающим методам и средствам являются проблемной, диалоговой, трудовой. Их использование в профилактической деятельности дает возможность уделять внимание каждому подростку, создавать оптимальные психолого-педагогические условия для индивидуального развития несовершеннолетних детей, препятствовать их противоправному поведения в обществе.

 

[1] Подласый И.П. Курс лекций по коррекционной педагогике. М., 2002. С. 162.

Деятельность органов государственной власти по профилактике преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних (на примере ОП ¦ 7 УМВД России по городу Екатеринбургу) — страница 59-61

Эффективность профилактики правонарушений среди несовершеннолетних сотрудниками подразделений по делам несовершеннолетних зависит от следующих условий.

  1. Своевременность. Несвоевременное принятие профилактических мер может повергнуть подростка в неблагоприятные социальные и психологические условия, способствующие изменению его сознания, ценностного отношения к окружающим людям, самому себе.

Своевременность позволяет предупредить неблагоприятное развитие личности, оздоровить с помощью организационно-педагогических и правовых мер условия жизни и воспитания, положение несовершеннолетнего в коллективе до того, как неблагоприятная ситуация скажется на поведении личности.

  1. Упреждаемость. Данный параметр имеет непосредственное отношение к самому поступку, совершение которого можно было предвидеть. Так, педагог, зная о склонности подростка к алкоголю, может предвидеть, что в день своего рождения он попытается выпить. Спрогнозировать, вовремя провести необходимую профилактическую работу — залог предупреждения асоциального поведения подростка.
  2. Дифференцированность. В процессе профилактической работы важен дифференцированный подход к субъекту воздействия, подбор форм организации и содержания индивидуального подхода к каждому подростку, с которым проводятся профилактические мероприятия с учетом особенностей личности причин неблагоприятной жизненной или воспитательной ситуации.
  3. Последовательность. Последовательное применение различных средств с нарастающим элементом обязательности воздействия на личность несовершеннолетнего. Алгоритм последовательных мер следующий: сначала используются методы убеждения, рассчитанные на самосознание субъекта, на его потенциальные возможности самому критически осмысливать и корректировать свое поведение. Эти методы также анализируются педагогами, родителями, представителями государственно-общественных организаций и другими заинтересованными лицами. Если такие формы не оказывают существенного влияния, то следует использовать меры, реализующие общественную, дисциплинарную, административную ответственность.
  4. Комплексность. Способствует интеграции нравственного, трудового, правового, эстетического и физического воспитания несовершеннолетних, а также обязательно взаимодействие в предупредительной работе семьи, общественно-государственных учреждений, правоохранительных органов, образовательных, культурных и научных центров.
  5. Соблюдение компетенции. Данное требование предполагает обеспечение своевременности, достаточности, законности профилактических мер.

Перечисленные требования к профилактической работе среди несовершеннолетних требует организации оптимальных психолого-педагогических условий:

  • опору на положительные стороны подростка;
  • участие ученического коллектива (через общественные органы и органы самоуправления);
  • планирование и программирование как обязательный элемент организации профилактической работы;
  • обязательный контроль за подростками (несовершеннолетними), посещающими занятия в учебных заведениях;
  • неотвратимость общественного воздействия на каждый случай нарушения дисциплины[1].

Профилактика правонарушений среди несовершеннолетних сотрудниками ПДН рассматривается не как изолированный комплекс мер (правовых), а как неотъемлемая часть воспитательной работы, призванная обеспечить решение общих задач воспитания, использующая средства образовательных, культурных и общественно-государственных учреждений.

Проведение совместных мероприятий службами профилактики правонарушений несовершеннолетних должно идти по следующим направлениям профилактической работы:

  • обеспечение сотрудничества правоохранительных органов с культурными, образовательными, научными центрами, общественно-государственными учреждениями в планировании, организации и содержании профилактических мер;
  • разработка и использование правильных критериев оценки такой работы с обозначенными учреждениями;
  • профессиональная подготовка специалистов, работающих с несовершеннолетними, вооружение их всем комплексом педагогических средств борьбы с правонарушениями;
  • совместная организация родительского всеобуча;
  • организация и методическое обеспечение правового воспитания подростков;
  • организация непрерывного информационного взаимодействия между всеми субъектами профилактической деятельности;
  • проведение совместных мероприятий на уровне индивидуальной профилактики, включая оздоровление среды.

[1] Махов Ф.С. Жить без проступков и правонарушений. М., 2006. С. 74.

Деятельность органов государственной власти по профилактике преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних (на примере ОП ¦ 7 УМВД России по городу Екатеринбургу) — страница 56-58

С 2007 г. в Красноярском крае активно идет процесс внедрения ювенальных технологий в профилактической работе с несовершеннолетними[1]:

  • формируется практика выстраивания взаимодействия ювенальных составов судов с ведомствами и социальными службами, занимающимися профилактикой правонарушений несовершеннолетних;
  • разработана по заказу Правительства края федеральным государственным автономным образовательным учреждением высшего профессионального образования «Сибирский федеральный университет» и прошла публичное обсуждение концепция «Основные этапы и процессы становления ювенальной юстиции нового поколения в Красноярском крае»;
  • совершенствуется практика индивидуальной профилактической работы с несовершеннолетними и семьями, находящимися в социально опасном положении;
  • идет становление и апробация работы ювенальных служб на базе отдельных учреждений по делам молодежи;
  • реализуется ряд региональных и муниципальных программ и проектов по внедрению и использованию ювенальных технологий с несовершеннолетними, оказавшимися в «зоне риска».

Личность молодого человека складывается под влиянием той среды, которая постоянно его окружает: семья, учебный или рабочий коллектив, круг друзей и знакомых, характер связей и отношений. Интенсивность отрицательного их воздействия значительно возрастает в связи с неправильной организацией социально-педагогических условий и отрицательной психологической атмосферой в сфере окружения молодого человека. Профилактику преступлений среди молодежи как социальное явление следует рассматривать в аспекте создания социально-педагогических условий и факторов, способствующих предупреждению негативных проявлений[2].

На современном этапе возникает настоятельная необходимость воспитания каждого молодого человека культурной, высоконравственной, творчески активной и социально зрелой личностью. Это возможно только при создании соответствующих социально-педагогических условий и благоприятной социально-психологической атмосферы в институтах воспитания. По мнению Л.И. Мищика и Ю.А. Гапона[3], осуществить эффективное воспитание невозможно без социальных и педагогических условий, которые либо существуют, либо их необходимо еще формировать. По мнению ученых, первое — это гуманная позиция воспитателя в воспитательном процессе; второе — создание социально-педагогических комплексов; третье — условия для закрепления и развития творческой деятельности воспитанника.

Современная профилактическая деятельность выдвинула на передний план компонент осмысления личности несовершеннолетнего, требующего индивидуального решения вне зависимости от решения, произведенного субъектами профилактики, и отражающего каждую конкретную ситуацию.

Изучение личности несовершеннолетних, их семей, условий воспитания — все должно проводиться по специальной программе. Данная программа требует сотрудничества правоохранительных органов и образовательных учреждений. Реализация ее позволит получить исчерпывающие сведения о несовершеннолетних, условиях, в которых воспитывается подросток, его родителях, какая работа проводится с ним в образовательном учреждении и на этой основе разработать меры предупреждения правонарушений.

Как показывает опыт, не всегда родители в силу недостаточного уровня психолого-педагогической подготовки, занятости на работе или просто нежелания заниматься воспитанием детей оказывают должное внимание своим детям. Это обусловливает необходимость использования правоохранительными органами целенаправленных, систематических, педагогических, правовых знаний, всех форм и методов работы с семьей с целью оказания помощи в формировании правовой личности. Поэтому особое место в профилактической работе отводится деятельности правоохранительных органов с неблагополучными семьями, как первыми институтами социального поведения детей. По данным психолого-педагогических исследований Г.М. Миньковского, по степени их отрицательного влияния на подростков выделяют следующие группы семей[4]:

  • 1-я группа — родители, поведение которых дает бесспорные основания для лишения родительских прав: хронические алкоголики, морально распущенные лица, родители, систематически принимающие недозволенные методы воздействия на детей;
  • 2-я группа — родители, злоупотребляющие алкоголем, наркотиками и демонстрирующие плохой пример младшим;
  • 3-я группа — «проблемные семьи», где родители конфликтуют друг с другом и уклоняются от воспитания детей;
  • 4-я группа — «педагогически слабые семьи», в которых родители видят свои функции исключительно в удовлетворении престижных запросов детей.

Таким образом, ранняя профилактика правонарушений подрастающего поколения должна начинаться в семье и заключаться в организации систематического целенаправленного воспитательного воздействия в отношении поведения ребенка.

Как отмечают авторы, ранняя профилактика правонарушений среди несовершеннолетних — это осознанная, преднамеренная деятельность, предусматривающая достижение промежуточных и конечных целей, осуществляющихся комплексно на всех уровнях. Все обозначенные структурные подразделения органов внутренних дел соподчинены по уровням профилактики задачам, функциональным признакам, субъектам предупредительной деятельности и многим другим признакам[5].

[1] Резолюция Круглого стола по проблемам применения ювенальных (примирительных) технологий в профилактической работе с несовершеннолетними в Красноярском крае (22 декабря 2010 г., г. Красноярск) // Вопросы ювенальной юстиции. 2011. N 2.

[2] Магомедов Д.Б. К вопросу о социально-педагогических аспектах профилактики преступлений среди молодежи // Российский следователь, 2008, N 10.

[3] Мищик Л.И., Гапон Ю.А. О социально-педагогической концепции воспитания. М., 1991. С. 103.

[4] Миньковский Г.М. Взаимодействие школы и правоохранительных органов в предупреждении и коррекции правонарушающего поведения учащихся // Вопросы профилактики отклоняющегося поведения несовершеннолетних. Ташкент, 1983. С. 151.

[5] Простяков В.В. Психолого-криминологические условия профилактики девиантного поведения несовершеннолетнего // Юридическая психология. 2010. N 2.

Деятельность органов государственной власти по профилактике преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних (на примере ОП ¦ 7 УМВД России по городу Екатеринбургу) — страница 53-55

Городская межведомственная программа «Дети улиц» на 2010 — 2012 гг.[1] предусматривает создание территориальных центров «шаговой доступности» по профилактике правонарушений и защите прав несовершеннолетних. Профилактика семейного неблагополучия и асоциального поведения несовершеннолетних на уровне города, округа, района осуществляется Департаментом семейной и молодежной политики города Москвы во взаимодействии с государственными, муниципальными учреждениями, общественными, некоммерческими организациями. В реализации программы должны принять участие порядка 20 субъектов профилактики.

Программа направлена на развитие ювенальных технологий в городе Москве, на формирование блока инновационных профилактических программ для подростков и молодежи, рассчитанных на проведение мероприятий в малых группах, на формирование государственного социального заказа на работу с конкретной семьей с целью ее сохранения, в том числе с использованием потенциала общественного сектора.

В других регионах и субъектах Российской Федерации также ведется активная работа по профилактике безнадзорности, правонарушений несовершеннолетних. В Санкт-Петербурге профилактическая деятельность осуществляется государственным учреждением «Городской центр профилактики безнадзорности и наркозависимости несовершеннолетних «Контакт», к этой работе привлекаются общественные организации. Центр занимается организацией досуга и отдыха несовершеннолетних и молодежи; осуществляет социальный мониторинг уличной среды и территориальных «тусовок» подростков, выявляет места концентрации несовершеннолетних и молодежи. Важным направлением деятельности центра является социальная адаптация и реабилитация несовершеннолетних, оказавшихся в трудной жизненной ситуации и несовершеннолетних, совершивших правонарушения[2].

В Пензенской области принята муниципальная программа по выявлению, лечению и реабилитации лиц, злоупотребляющих алкоголем. В регионе созданы муниципальные межведомственные комиссии по работе с проблемными семьями, действуют Советы общественности по профилактике правонарушений. В 2007 году в Пензенской области возрожден «институт наставничества». Почти за всеми подростками, состоящими на учете в полиции, закреплены шефы-наставники, которые ведут постоянную профилактическую работу со своими подопечными[3].

В Архангельской области муниципальными учреждениями осуществляется организационно-методическая, коррекционно-развивающая и рекламно-просветительская профилактическая работа с каждой конкретной семьей. В 2009 году в регионе было официально зарегистрировано 170 безнадзорных детей. До последнего времени работа с детьми из неблагополучных семей в области начиналась, когда ребенок уже попал на учет в органы социальной защиты. Сейчас акцент делается на профилактическую работу и раннюю помощь проблемным семьям. В регионе началось создание служб социальных участковых, которые займутся ранним выявлением семей, нуждающихся в помощи. Это и консультации психологов, и помощь в трудоустройстве, и содействие в получении мер социальной поддержки[4].

В Пермском крае ведется активная работа по сопровождению несовершеннолетних, попавших в трудную жизненную ситуацию, не только до совершеннолетия, а до 23 лет. Социально-психологическую помощь замещающим семьям оказывают центры психолого-медико-социального сопровождения[5]. Они созданы на базе детских домов, которые были перепрофилированы из-за отсутствия воспитанников. Сейчас в крае работает 15 таких центров. В Пермском крае 93% от общего числа детей-сирот, состоящих на учете, проживает в семьях. Это лучший показатель в стране. По числу усыновленных ребятишек Пермский край занимает второе место в России, уступая только Москве[6].

В Тюменской области сформирован информационный ресурс «Электронный паспорт семьи»[7], представляющий собой базу данных о семьях, а также создан и успешно функционирует в межведомственном взаимодействии «Банк данных семей и несовершеннолетних группы особого внимания». В области введен институт наставничества, основной задачей которого является оказание личностно-ориентированной педагогической, психологической и социальной помощи несовершеннолетним, находящимся в трудной жизненной ситуации, а также осуществление просветительской работы с родителями.

Одним из путей решения проблемы преступности несовершеннолетних является внедрение и применение ювенальных технологий в профилактической работе с несовершеннолетними, включающих в себя правовые, социальные и психолого-педагогические механизмы предупреждения подростковой преступности, реабилитационно-восстановительные программы, направленные на обеспечение прав несовершеннолетних, что соответствует рекомендациям Минимальных стандартных правил ООН, касающихся защиты прав несовершеннолетних, отправления правосудия в отношении несовершеннолетних.

В системе профилактики правонарушений с применением ювенальных технологий акценты в работе с несовершеннолетними переносятся с карательного и репрессивного на воспитательный, примирительный и реабилитационно-восстановительный подходы.

[1] Постановление Правительства Москвы от 06.04.2010 N 269-ПП «О Городской межведомственной программе «Дети улиц» на 2010-2012 гг.» // Вестник Мэра и Правительства Москвы, N 22, 20.04.2010.

[2] Распоряжение Комитета по молодежной политике и взаимодействию с общественными организациями Правительства Санкт-Петербурга от 15.12.2009 N 56-р «Об утверждении Плана мероприятий в области профилактики правонарушений несовершеннолетних и молодежи в Санкт-Петербурге в 2010 году» // http://www.gov.spb.ru/Document/1282303363.doc

[3] Постановление Правительства Пензенской обл. от 18.11.2010 N 753-пП (ред. от 14.09.2011) «Об утверждении долгосрочной целевой программы Пензенской области «Профилактика правонарушений в Пензенской области на 2011 — 2013 годы» // Пензенские губернские ведомости, 03.12.2010, N 103, с. 1.

[4] Постановление мэра Северодвинска от 14.09.2009 N 254 «Об утверждении муниципальной долгосрочной целевой программы «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» на 2010 — 2012 годы» // Бюллетень нормативно-правовых актов «Вполне официально», N 26, 19.10.2009.

[5] Распоряжение Губернатора Пермской области от 15.06.2004 N 330-р «Об организации семейных воспитательных групп в Пермской области» // http://www.prpc.ru/met_nko/portf_16.shtml

[6] Создание системы защиты детей от насилия и жестокого обращения: проблемы, опыт регионов. // www.oprt.tatar.ru/rus/file/pub/pub_54122.doc

[7] Распоряжение Правительства Тюменской области от 13.08.2007 N 682-рп (ред. от 18.07.2008) «О проведении в Тюменской области Года семьи» // http://law.admtyumen.ru/noframe/law?d&nd=966314844&prevDoc=966315444

Деятельность органов государственной власти по профилактике преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних (на примере ОП ¦ 7 УМВД России по городу Екатеринбургу) — страница 50-52

В целом можно констатировать, что современное международное сообщество предлагает сделать акцент не на проблеме: является ли несовершеннолетний преступник особой жертвой, а перевести изучение вопроса в другую плоскость — рассматривать всех подростков под углом зрения их возрастных признаков и объяснять правонарушения спецификой возраста. Категоричность выражения такой позиции, естественно, вызывает возражения. Очевидно, что нужно различать проявление возраста в поведении подростка и негативные изменения его личности, обусловленные освоением преступного поведения. Позитивной чертой позиции современного международного сообщества является презентация несовершеннолетнего правонарушителя как активного участника профилактических мероприятий.

Во многих зарубежных странах накоплен богатый опыт работы социальных служб при судах, достаточно эффективно защищающих права и интересы несовершеннолетних. Например, во Франции значительное место в процессе по делам несовершеннолетних занимает изучение личности несовершеннолетнего правонарушителя. Французским процессуальным законодательством предусмотрено проведение «социального исследования», завершающегося составлением специального досье, что является обязательным процессуальным требованием. Такое исследование судья может проводить сам либо поручить его сотрудникам воспитательной службы при суде, которые принимают, направляют, сопровождают, проводят мероприятия по ресоциализации с несовершеннолетними, которые им были поручены судьей или прокурором. Воспитатели предлагают судье педагогические меры для решения вопроса; контролируют выполнение решений судьи и составляют для каждого ребенка индивидуальный план воспитательной работы[1].

В настоящее время в нашей стране рассмотрением большинства дел о правонарушениях несовершеннолетних занимаются два органа: суд и комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав (далее — комиссия). При этом к компетенции судов относятся дела несовершеннолетних, достигших возраста уголовной ответственности, а в ведение комиссий входят дела об объективно противоправных общественно опасных деяниях неделиктоспособных подростков, а также о совершенных ими административных правонарушениях и антиобщественных поступках. Комиссия в силу организационных недостатков и дефектов ее правового статуса не в состоянии справиться с возложенными на нее обязанностями по ряду причин.

По мнению кандидата педагогических наук Н.Н. Савиной (из ее личного опыта работы в комиссии), большинство заседаний комиссии носят формальный характер. Как правило, они проводятся один-два раза в месяц и длятся несколько часов с рассмотрением 10 — 15 дел о правонарушениях несовершеннолетних и их родителей. В большинстве случаев при рассмотрении дел об административных правонарушениях комиссии ограничиваются применением к правонарушителям мер ответственности и крайне редко решают вопросы, связанные с оказанием им необходимой государственной и общественной помощи. Воздействие комиссии на окружающий несовершеннолетнего социум выражается лишь в привлечении родителей или лиц, их заменяющих, к административной ответственности, хотя чаще всего материалы дел свидетельствуют о неэффективности этой меры[2].

Комиссии — одни из основных субъектов системы профилактики правонарушений несовершеннолетних, ее ключевое звено. В самом деле, если исходить из нормативной регламентации, именно комиссии должны обеспечивать функционирование единой комплексной системы предупреждения правонарушений несовершеннолетних, определять профилактический аспект деятельности входящих в нее органов и учреждений, выполнять по отношению к ним контролирующие функции. Однако комиссии не наделены властными полномочиями, которые могли бы способствовать их реальному осуществлению. Их решения воспринимаются другими субъектами профилактики только как рекомендательные.

В настоящее время комиссии превратились в своеобразные административные суды. Отсутствие специальной подготовки у членов комиссий приводит к тому, что проблемы социально-правовой реабилитации несовершеннолетних остаются без внимания. Практика показывает, что комиссии не могут оказывать должного влияния на состояние подростковой преступности.

Предупреждение преступности несовершеннолетних — важная общегосударственная задача, для реализации которой требуются усилия всех субъектов профилактики, действующих в разных регионах России. Необходима разработка новых программ с использованием инновационных подходов, новейших педагогических и психологических методов и приемов.

В различных регионах Российской Федерации реализуются государственные программы, направленные на профилактику преступности несовершеннолетних.

В соответствии с Постановлением правительства Москвы от 25 февраля 1997 г. N 137 в Москве были созданы городской и межрайонные центры «Дети улиц». Основная цель работы центров — профилактика безнадзорности, правонарушений, ВИЧ/СПИДа, наркомании, алкоголизма и других асоциальных явлений среди несовершеннолетних. Центры принимают детей и подростков по направлениям Комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, отделений по делам несовершеннолетних органов внутренних дел, учреждений системы образования либо по личному обращению. Возраст принимаемых детей от 12 до 18 лет.

[1] Леженникова И.М. Участие социальных работников при судах в процессе отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (история и современность) // Администратор суда. 2010. N 2. С. 27 — 29.

[2] Савина Н.Н. Взгляд на проблему. О профилактике правонарушений и преступлений несовершеннолетних // Законы России: опыт, анализ, практика. 2006. N 5. Ноябрь.

Деятельность органов государственной власти по профилактике преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних (на примере ОП ¦ 7 УМВД России по городу Екатеринбургу) — страница 47-49

Достаточно часто протест на ситуацию реализуется в виде агрессии в отношении родителей, сверстников из другого круга общения или поведения, выступая актом реагирования на неосознанную идентификацию педагогического, информационного и других форм нефизического насилия[1], а также в виде побега из дома, бродяжничества и (либо) вхождения в подростково-молодежные группировки делинквентной активности. Здесь они попадают не только в новый временной и пространственный этап жизни, но и в новую правовую среду.

Сегодняшние российские молодежные группировки значительно отличаются от подростковых микрокультур, образовывавшихся по территориальному признаку с целью защиты двора от «чужаков» в довоенное и доперестроечное время. Их отличают не только нетерпимость к представителям других молодежных культур, но и сохранение и воспроизводство тюремных норм и обычаев, строгое распределение функций, жесткое возрастное структурирование, постоянные социальные связи, самовоспроизводство за счет рекрутирования новых членов и сбора средств в общий фонд (по типу традиционных «казанских»). К этому их привела новая экономическая ситуация: они перестали драться за территорию и начали искать способы зарабатывать деньги, прежде всего нелегальные. Прежние дворовые девиантные формирования стали более организованными, а самое главное — экономически эффективными преступными группами[2].

Ярким примером «серых зон» явились возникшие в конце 80-х — начале 90-х годов во многих городах России территориальные криминогенные подростково-молодежные группировки, стремящиеся расширить социальные границы своего бытия за счет агрессивного освоения социальной инфраструктуры центральных районов города. В результате многие города оказались территориально поделенными на сферы влияния этих группировок, противоборствующих между собой. Эти группировки стали суровой жизненной школой, позволившей их участникам объединиться в устойчивые преступные группы[3], составившие основу организованной преступности рыночного периода и делящие между собой уже не городскую территорию для проведения досуга, а сферы экономического влияния.

1.1                 Практические рекомендации по совершенствованию деятельности органов государственной власти по профилактике преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних

Выявление виктимологической сущности личности несовершеннолетнего преступника имеет важное значение для разработки содержания программ предупреждения преступности несовершеннолетних, учитывающих эту сторону личности.

В настоящее время в основе современных международных правовых стандартов лежит негласная доктрина о промежуточном типе личности несовершеннолетнего преступника. С одной стороны, к нему должны относиться с учетом того обстоятельства, что несовершеннолетний совершил противоправное общественно опасное деяние. Однако, с другой стороны, выдвигается требование применения к нему не исправительных мер, как к взрослому преступнику, а мер реабилитационного характера, как к жертве преступления[4].

В настоящее время в основе современных международных правовых стандартов лежит негласная доктрина о промежуточном типе личности несовершеннолетнего преступника. С одной стороны, к нему должны относиться с учетом того обстоятельства, что несовершеннолетний совершил противоправное общественно опасное деяние. Однако, с другой стороны, выдвигается требование применения к нему не исправительных мер, как к взрослому преступнику, а мер реабилитационного характера, как к жертве преступления.

Превентивные меры, предлагаемые в Пекинских правилах, также носят промежуточный характер. Это, частности: а) работа на благо общины (мера исправительного плана, применяемая к правонарушителю); б) возмещение вреда жертве (такого же характера мера); в) групповая психотерапия (реабилитационная мера, применяемая к жертве преступления) и т.п. (п. 18.1).

В принятых в более позднее время, 14 декабря 1990 г., Руководящих принципах для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядских руководящих принципах) акцентируется внимание на проблеме стигматизации несовершеннолетнего преступника. В связи с чем утверждается, что прогрессивная политика предупреждения преступности среди несовершеннолетних должна учитывать мнение большинства экспертов о том, что определение молодого человека как «нарушителя», «правонарушителя» или «начинающего правонарушителя» во многих случаях способствует развитию устойчивого стереотипа нежелательного поведения у молодых людей (п. «f» ст. 5). Вместе с тем неиспользование указанных терминов ставит вопрос о введении новой терминологии для обозначения статуса несовершеннолетних правонарушителей, но такой терминологии в Правилах не вводится. По-видимому, с учетом общей направленности международно-правовых стандартов по вопросам предупреждения преступности среди несовершеннолетних следует говорить о несовершеннолетних преступниках либо как об особых жертвах, либо как о промежуточном типе личностей.

Современное мировое состояние проблемы отражено в материалах XII Конгресса ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию (Сальвадор, Бразилия, 12 — 19 апреля 2010 г.). Концентрируя внимание на мировой тенденции закрепления самого высокого уровня преступности и виктимизации в возрастных пределах от 15 до 24 лет, участники конгресса полагают, что правоприменители и ученые-криминологи часто путают симптомы подросткового возраста и признаки преступного поведения. В связи с этим в вопросах профилактики преступности несовершеннолетних предлагается адаптировать имеющийся арсенал методов к возрасту правонарушителей, усиливать роль самой молодежи в профилактических мероприятиях. В качестве таких мер предлагаются: посредничество сверстников, создание специальных советов по урегулированию конфликтов между подростками и т.п.[5]

[1] Шипунова Т.В. Агрессия и насилие как элементы социокультурной реальности // Социологические исследования. 2002. N 4.

[2] Булатов Р.М., Шеслер А.В. Криминогенные городские территориальные подростково-молодежные группировки. Казань, 1994. С. 41 — 42

[3] Акбаров Н.Г. Состояние и тенденции преступности несовершеннолетних: региональные проблемы борьбы и профилактики. Казань, 1999. С. 65 — 72.

[4] Будякова Т.П. Несовершеннолетний преступник как особая жертва // Вопросы ювенальной юстиции, 2011, N 4.

[5] Дети, молодежь и преступность: Материалы Двенадцатого Конгресса ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию. Сальвадор, Бразилия, 2010. С. 13 — 19.

Деятельность органов государственной власти по профилактике преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних (на примере ОП ¦ 7 УМВД России по городу Екатеринбургу) — страница 44-46

Специалисты установили, что отмеченную специфику преступности тинэйджеров определяет своеобразный, отличный от взрослых, механизм становления подростка на преступный путь (см., например, работы А.И. Алексеева, А.И. Долговой, С.В. Бородина, В.Н. Кудрявцева и др.). Несовершеннолетние ограничены в своей активности и самостоятельности при взаимодействии со средой: они не выбирают себе родителей и воспитателей, подавляющее большинство не имеет собственных средств к существованию. При возникновении конфликтов, связанных, в одном случае, с нахождением в семье, которая не хочет, не может или не умеет их воспитывать, в другом случае — с неудачами в учебном заведении (в том числе напряженность в отношениях с коллективом или педагогами) и протестом, определяемым попыткой сохранения уважения к себе, средством снятия напряжения зачастую выступают девиантные досуговые связи и сближение с лицами криминального поведения.

«Мотивы роста» проявляются в самой противоречивой форме: подросток доказывает своему окружению, что он — личность, подчеркивая в то же время, что он как все. Мотивы поступков часто определяются «детским анархизмом»: хочу иметь все и сразу (угоны транспорта — от «хочу покататься на машине», кражи — от «хочу сладкого»); или вытекают из зависимости от взрослых и неумения находить законные способы обеспечения своих потребностей и интересов (побеги из дома, расправы над родителями или лицами, их заменяющими)[1].

Неправильное воспитание в семье, имеющее своим следствием формиро-вание отрицательных свойств личности, может быть обусловлено комплексом объективных и субъективных обстоятельств. Первая группа относится к демографическим показателям семьи (количество детей, состав, материальное и бытовое положение), связанным с условиями семейного воспитания. По статистическим сведениям 2010 г., 58,3% женщин имеют только одного ребенка, что ведет к изменению возрастной структуры населения, а следовательно, возникновению и упрочению внешней контрастности, взаимной нетерпимости поколений.

По данным исследований в воспитательных колониях, 40% осужденных воспитывались в неполных семьях; неудовлетворительным свое материальное положение посчитали 47% опрошенных, а основным мотивом преступления его назвали 37%. Вторая группа касается взаимоотношений между членами семьи. Выделяются три формы криминогенного влияния взрослых членов семьи на детей: активная (вовлечение детей в пьянство, разврат, употребление наркотиков) – по результатам анализа уголовных дел она наблюдается в 15% случаев; пассивная (подают пример безнаказанного аморального и противоправного поведения) – в 48%; безразличная (выталкивание детей на улицу, равнодушное отношение к ним) – в 37%[2].

Отрицательное поведение взрослых членов семьи способствует тому, что несовершеннолетний усваивает негативную ценностную ориентацию, реализуя ее в собственном антиобщественном поведении. Однако преступник может выйти и из хорошей семьи, где существует проблема неправильного воспитания (ребенок избалован, что приводит к неправильному формированию у него соотношения потребностей и возможностей). В итоге это порождает иждивенчество, социальный паразитизм и делинквентное поведение. Следовательно, недостатки семейного воспитания в совокупности с другими факторами «взращивают» в подростке «внутреннюю» криминогенность, которая находит свое выражение в девиантном, а затем и преступном поведении. Так, 29% опрошенных школьников считают, что если цели легче всего достигнуть противоправным способом, то им нужно воспользоваться, 13% не смущает, что их противоправные действия могут причинить вред конкретным людям.

В среде несовершеннолетних на сегодня наиболее распространены следующие виды девиантного поведения: а) пьянство; б) наркомания и токсикомания; в) сексуальные перверсии (извращения).

Криминологический аспект пьянства заключается в постепенной деградации личности. Алкогольная деформация может характеризоваться большей или меньшей степенью криминогенности, тот или иной уровень такого изменения находится в прямой зависимости от степени и характера злоупотребления спиртным (более 71% опрошенных несовершеннолетних преступников употребляют алкоголь). Не менее остро в подростковой среде стоит проблема наркомании. Среди несовершеннолетних с антиобщественной направленностью знакомы с действием наркотиков около 54%. Несовершеннолетние не располагают достаточными денежными средствами для приобретения наркотиков, что зачастую и определяет главную цель преступления – получение необходимой суммы[3].

Большую роль в механизме допреступного поведения играет ненадлежащее половое воспитание подростков. Обилие информации, половая акселерация и возникающая на ее почве сексуальная агрессия ведут к половой распущенности и совершению несовершеннолетними преступлений на сексуальной почве. Отсутствие правильного педагогического подхода к образованию подростков в этой сфере ведет к неверному восприятию взаимоотношений между полами.

Степень поведенческой деформации может служить основой прогнозирования не только вероятности совершения преступлений, но и их характера при определенных обстоятельствах, поскольку она отражается на степени общественной опасности преступлений несовершеннолетних, предопределяет отчасти и те ситуации, в которых подростки могут оказаться.

[1] Долгова А.И. Криминология: Краткий учебный курс. М., 2001. с. 245.

[2] Голубничая, Л.С., Широков, В.А. Деформации нравственного и правового сознания подростков, как причина преступности несовершеннолетних (на примере разных возрастных групп) // Российский криминологический взгляд. 2008. – № 1.

[3] Голубничая, Л.С. Некоторые аспекты семейного неблагополучия и преступность несовершеннолетних // Академический журнал Западной Сибири. – 2007. – № 4.

Деятельность органов государственной власти по профилактике преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних (на примере ОП ¦ 7 УМВД России по городу Екатеринбургу) — страница 41-43

Глава 1               Проблемы деятельности органов государственной власти по профилактике преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних и пути их решения

1.1        Проблемы деятельности органов государственной власти по профилактике преступлений и правонарушений среди несовершеннолетних

Модернизация общественного устройства в нашей стране привнесла и негативные последствия для отдельных категорий населения; в частности, были разрушены основы прежней системы воспитания и образования молодого поколения, ухудшилось положение детей и существенно снизились возможности семьи, государства по их качественному жизнеобеспечению и развитию. Это привело в том числе к отторжению детей из неблагополучных семей, резкому увеличению количества подростков, лишенных возможности получить необходимое материальное содержание, воспитание и образование. Результатом этого стали безнадзорность и девиантное поведение несовершеннолетних.

Увеличение отрицательных тенденций в динамике административных правонарушений среди лиц, не достигших восемнадцатилетия, происходит на фоне периодических реорганизаций государственных органов и учреждений, нормативно закрепленные задачи которых затрагивают социальную реабилитацию, профилактическую и воспитательную работу в отношении совершивших правонарушение подростков. Государственные структуры, на которые возложены обязанности по охране прав, обучению и воспитанию не достигших совершеннолетия лиц, с запозданием реагируют на потребности детей, оставшихся без попечения родителей, не принимают прогрессивных мер по устройству детей и подростков, в силу негативных причин и обстоятельств лишившихся семьи, ушедших от отрицательно характеризующихся родителей[1].

Деструктивным фактором, оказывающим значимое влияние на минимизацию эффективности деятельности по предупреждению безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, является недостаточность достоверной информации о точном количестве беспризорных и несовершеннолетних правонарушителей, что не позволяет своевременно принимать адекватные меры предупреждения этих отрицательных явлений.

Для характеристики некоторых форм девиантного поведения подростков и молодежи социологи используют такое понятие, как отклоняющаяся социализация. Этот феномен наряду с делинквентным поведением включает в себя асоциальные поступки, при которых не совершается правонарушений, не преодолевается запретный моральный барьер, но при этом поведение человека не соответствует социальным ожиданиям и дезорганизует общество и его легитимные структуры. Такие отклонения обычно выражаются в виде обмана и халатности, бездействия и пассивности, раздражительности и конфликтности, грубости и агрессивности. Незначительные и случайные проявления таких отклонений легко устранимы, но устойчивые и умышленные их формы преодолеваются с трудом и зачастую приводят к нарушениям несовершеннолетними установленных правил и правонарушениям[2].

Известно, что преступность этой категории молодых людей имеет особую специфику. И дело здесь не столько в биологическом факторе, определяемом возрастом, сколько в социальном развитии таких детей и тех условиях, в которых они оказались в силу различных обстоятельств.

Сегодняшние несовершеннолетние преступники — это подростки, которые в условиях провозглашения ранее осуждавшихся «частнособственнических» норм поведения, существования взаимоисключающих ценностных ориентиров, культурного вакуума приняли смягчение моральных и правовых норм за полное их отсутствие. Трансформация социального строя, принятие ценностей обеспеченного образа жизни вызвали небывалый рост личностных притязаний и усиление ориентации «на красивую жизнь». В силу своего маргинального положения подростки не могут знать социально одобряемых способов реализации своих скороспелых потребностей. Родительский авторитет, ранее дававший позитивные ориентиры и предотвращавший негативное поведение, зачастую оказывается бессильным[3].

Значительно пошатнулся и прежний уровень влияния общественных институтов. Государство и общество с начала 90-х годов уделяли все меньше внимания проблемам несовершеннолетних и молодежи. Так, был упразднен Госкомитет по делам молодежи, создававшийся для разработки и координации реализации молодежной политики в стране (восстановлен указом Президента РФ лишь в сентябре 2007 г.); сократилось финансирование молодежных программ. Например, в бюджете на 2010 г. на нужды образования выделено всего 1893,9 млрд. руб. или 4% от ВВП[4], в то время как в советское время стабильно выделялось 7%, что соответствовало доле, направляемой на это промышленно развитыми странами. Впервые со времен гражданской войны в России появились сотни тысяч беспризорных детей, зачастую не умеющих ни читать, ни писать. По разным оценкам их насчитывается до 2,5 миллионов[5]. Резко возросла подростковая преступность.

Минусом образовательной системы является недостаточное правовое обучение. Правовые дисциплины в школах чаще всего ведутся в рамках обществознания, а в стандартах многих специальностей высшего профессионального образования единственной правовой дисциплиной является «Правоведение», которое относится к блоку гуманитарных, социально-экономических дисциплин, но не является обязательным и преподается как курс по выбору.

[1] Беженцев А.А. Социальная природа и основные причины безнадзорности и правонарушений лиц, не достигших совершеннолетия // Социальное и пенсионное право. 2011. N 1.

[2] Ковалева А.И. Концепция социализации молодежи: нормы, отклонения, социальная траектория // Социол. исслед. 2003. N 6.

[3] Антонов А.И., Лебедь О.Л. Несовершеннолетние преступники: кто они? // Социол. исслед. 2003. N 4.

[4] Россия в цифрах. 2011: Крат.стат.сб./Росстат- M.,  2011. С. 427.

[5] Дети улицы. Образование и социальная адаптация беспризорных детей: Доклад. М.; СПб.: Интеллект-Центр, 2001. с. 11 – 13.